…Только когда Россия распадётся, в Европе наступит долгий период мира

Тюрьма: психология и быт (запрещено бандой «Росмолодежь»)

В заключении проще тем, у кого есть свой мир: кто умеет абстрагироваться, смотреть на происходящие со стороны, при необходимости превращать происходящее в игру. Фантазерам там легче, если их фантазии позитивны и созидательны. Легче тем, кто умеет постоять за себя. Сильный дух, духовитость тут все проясняют, расставляют всех по местам. А любая слабость создает сложности.

Орбиты сознаний тут сжаты и переплетены. Все контролируют каждого. Минное поле эмоций. Солянка привычек. Нескончаемый стресс, не собственный, так окружающих.

Вот, собственно, и все; в этом и из-за этого все особенности тюрьмы. Но как-то здесь нужно выживать, и раз случилась такая беда – нужно разбираться, как.

Первая задача изоляции – остановить развитие ситуации. Не наказать и тем более не исправить – это даже формально будет обозначено куда позже. Сперва системе (режиму, государству, правоохранительным органам) важно перехватить инициативу. Если это можно сделать без Вашего ареста – ареста скорее всего не будет. Если инициатива в основном за Вами – арест будет, даже если его нельзя провести законно.

Арест не просто лишает свободы. Арест лишает связей и привычного выбора. А еще создает кучу проблем, которые приходится решать вместо запланированных задач. И для замораживания Вас в этой нестандартной и нежеланной для Вас ситуации создана тюрьма. Начинать готовиться к ней нужно еще загодя. То есть, еще год Вашей жизни назад, Вы уже должны были быть готовы. Это Россия.

Неподготовленные люди здесь страдают постоянно. Подготовленные – в выбранные самим себе моменты. Не умеющие или не желающие страдать люди долго не остаются тут людьми. И чтобы снизить вероятность ухода по собственному желанию из жизни или, не дай Бог, из тюрьмы, люди и те, кто перестал ими быть, тут связаны промеж собой круговой порукой. А чтобы связь была крепче – люди посажены тесно-тесно. Равно как и нелюди. Вообще в тюрьме повышенная плотность оригиналов на метр в кубе. Но не расстраивайтесь, что Ваша беда принесла массу проблем. А радуйтесь, что Вам теперь точно есть, что преодолеть.

В жизни тактически (в ближайшей перспективе) в выигрыше тот, кто сильнее, хитрее, наглее. В тюрьме (на тюрьме, как говорят арестанты) – тем более. По правилам мусоров (или звезд, погон – тут так зовут и сотрудников ФСИН, и конвой МВД с ОМОНом, оперов и следователей МВД, СК, ФСБ, да и судебных приставов тоже) арестованных размещают так, чтобы соблюдать схожесть вменяемых статей (насильственные – не насильственные; людские – шерстяные, например изнасилование, другие статьи, начинающиеся в УК РФ на «13»), арестантского опыта (ранее судимый – первоход; «шатающий режим» АУЕшник, сторонник воровских понятий и традиций – вежливый интеллигент, предпочитающий обычный этикет и такт арестантским движениям) и психологическую совместимость (соответствие характеров, манер поведения, ответов на вопросы и тесты психолога). Когда мусорам нужно – в одну хату (камеру) намеренно помещают несовместимых арестантов: для оказания давления, для воспитания. А иногда и просто по ошибке.

Заехав на централ (в следственный изолятор, тюрьму) придется определиться в той степени, в которой Вас еще не обозначили Ваша беда (статья, по которой арестовали), Ваше дело и написанные Вам мусорами характеристики. Например, с экстремистской статьей вряд ли поместят на ОК (общий корпус с хатами на несколько десятков человек), но могут поинтересоваться, в какие условия Вам бы хотелось. Тогда целесообразно, не используя жаргон, сообщить, что нуждаетесь в маленькой светлой камере с холодильником, подальше от уличной мусорки, не курящей, спортивной – или что Вам ближе подходит (можно и про телевизор упомянуть – но в тюрьме это не столько средство информирования и развлечения, сколько, по сути, еще один сокамерник, всегда знающий, сколько времени, и почти никогда не спящий). Такие параметры – заявка на специальный корпус. Хаты там в большей заморозке (изоляции от арестантских движений), но зато в хатах тише, спокойней, легче работать с документами.

На МТЦ (Матросской тишины централ №1) специальных корпусов несколько: БС (большой специальный), где хаты маленькие, от двух до восьми шконок (спальных мест, коек), а по факту всегда примерно полуторный перелимит численности людей в хатах, и МС (малый специальный), где хаты большие, до восьми шконок, и перелимита нет. На БЦ (Бутырский централ №2) специальный корпус один – БС с хатами по 4 шконки без перелимита (не считая «башни» со старыми хатами). Помимо того есть хаты со специальной изоляцией, которая предусмотрена на всех централах. Упоминая БС, важно убедиться, что Вас правильно поняли: таким же сокращением обозначается и словосочетание «бывший сотрудник», то есть ранее служивший мусор – бээсник. Бээсники сидят отдельно, в столице их стараются всех содержать на 6 централе, но есть для них хаты и на других централах, например, на 6 продоле (коридоре) 2-го этажа и 9 продоле 5-го этажа «Медведя» (Централ №4) и, конечно, в «Лефортово». Подробней о московских централах читайте в статье «ОБЫСК, ДОПРОС и АРЕСТ заказывали? Нет? Всё равно, ждите!».

Примерно зная, что Вам попытаются вменить, можно определить адреса эпизодов Вашего дела, по которому Вас будут задерживать и арестовывать. И соответственно, определить адреса территориальных правоохранительных органов, судов, что будут вести следствие, назначать и продлевать меру пресечения (арест), рассматривать Ваши жалобы на действия следствия, а затем и Ваше дело по существу. В зависимости от этих адресов решится, в какой централ Вас определят. Решает это, как правило, следователь по Вашему делу. Так что после ИВС (изолятор временного содержания, например, в центре столицы – это «Петровка») готовьтесь заехать в следственный изолятор, ближайший к месту вменяемого Вам преступления или к месту работы назначенного Вам следователя. А если Ваше дело в ведении ФСБ и/или связано с серьезным заказом, и/или Вы знаете куда больше других, то готовьтесь к «Лефортово» (шифр 99/2) либо «девятке» (корпус 9 на территории МТЦ, шифр 99/1). Успеете заранее объехать вокруг «своего» изолятора и запомнить возможные виды из окон корпусов – легче будет сориентироваться внутри после заезда.

Заехав в хату, желательно поскорей сообразить, по каким правилам она живет. Помимо норм закона и где-то вместо них в хате в первую очередь всем руководит положение (положуха – установившийся порядок вещей). Этот порядок определяет весь круглосуточный быт в хате, и каждая келишовка (смена состава хаты) может его поменять. Смена порядка вещей – стресс. Так что на первых порах Вы будете источником стресса. И источником возможного обогащения, особенно если у Вас статья из группы 228… или 159… УК РФ: это считается коммерцией, и Вас постараются хорошенько вытрясти, если Вы признаете наличие у Вас каких-то возможностей. Чтобы прекратить стресс, приходится идти на компромисс. С одной стороны, чьи уступки окажутся больше – у того и изменится положение. С другой стороны, кто умеет находить лучший компромисс – тот сам меняет положение других. К сожалению, лучший компромисс, как известно, не устраивает никого. Так что обычно стресс разрешается рамсами (разборками, выяснением относительных истин) за чей-то счет.

Рамсить с применением силы считается неподобающим, так как сила далеко не всегда у тех, кто прав, и оставляет следы, за которые потом пытаются спросить мусора, используя круговую поруку. Хата, в которой повредили чье-то здоровье, сломали казенное имущество, может быть наказана осложнением быта: шмоном (обыском) с порчей или лишением полезного, личного имущества, продуктов, келишовкой, невыгодной очередью в элементах распорядка дня вплоть до фактического исключения отдельных элементов (прогулка в маленьком дворике, помывка остывшей водой и т.п.), лишением телевизора, холодильника. Поэтому вопросы в хате решаются голосом, и в выигрыше тот, кто не боится твердо смотреть в глаза, чье слово весомей, у кого лучше подвешен язык. Готовьтесь к большому числу вопросов, на которые Вам придется ответить: иначе сокамерники не будут чувствовать себя с Вами в безопасности.

Как принято жить в хате, сокамерники обычно доводят сразу. Но, ввиду довольно скучной рутинной жизни в изоляции, считается допустимым дезинформировать ради хохмы новичка-первохода или умолчать о важных правилах, чтобы проверить его смекалку. Это может привести к серьезным просчетам и потере лица в новом коллективе, что зачастую уже невозможно исправить. Следует держать ухо востро, но не демонстрировать явно как своих опасений, так и своей готовности к сюрпризам. Арестанты – большие формалисты, когда речь об их неписаных правилах. Что касается принципов – они должны быть у каждого, но должны быть естественны и понятны. В целом в арестантской среде не спрашивают за незнание, но спрашивают за непроявление интереса, либо игнорирование интереса других порядочных арестантов (обычных мужиков и уважаемых людей). Подробней об арестантском укладе в его классических понятиях читайте в статье «Об Арестантском Укладе (по мотивам Воровских прогонов)».

У арестантов в централах-изоляторах могут быть полные или частичные глобусы (карты расположения хат) и содержащие другую информацию о централе точковки (заметки). Поднявшись после карантина (временной хаты) в определенную Вам мусорами хату, полезно ознакомиться и с глобусом, и с прошедшими прогонами (установками на жизнь) от положения (арестантов, смотрящих за порядком от имени воров), и с точковками общего характера (предназначенных для общей массы, а не только для арестантов, наделенных особыми обязанностями): кто из воров находится на централе, кто положенец (в ответе за порядок на централе перед ворами), кто смотрит за корпусами. Не путайте воров (обладающих значительным авторитетом законников, как говорится в кино: «воров в законе») с крадунами (ворами в привычном обывательском понимание слова «вор»). Не стоит сходу обо всем этом интересоваться, чтоб не выглядеть излишне любопытным или прожженным зэком (заключенным), но при случае ознакомиться обязательно надо. Незнание положения – основание спросить и с незнающего, и с того, кто должен был вовремя поставить новичка в курс (довести информацию).

Ставят в курс в хатах смотрящие (старшие из числа арестантов, не обязательно по возрасту). На ОК смотрящие обязательны в каждой хате, кроме разве что шерстяных (не живущих по арестантскому укладу, не держащих общение с другими хатами). На БС и в корпусах со специальной и с усиленной изоляцией смотрящих может не быть и в людских (не шерстяных) хатах. В таких хатах порядок жизни устанавливается сообща с учетом авторитета каждого, который далеко не всегда постоянный. Имеющим богатый жизненный опыт легко определить, кто в хате нелюдь (лишен какого-либо авторитета, обособлен от общей массы, загнан под шконку – такое бывает редко, так как вносит излишнюю психологическую напряженность в хате и характерно разве что для ОК), кто шнырит (выполняет за других черную работу и/или явно поддакивает авторитетам, старается угодить другим, выступает в роли жалкого клоуна), кто засухарившийся (сухарь, отшельник – ограничил себя во взаимоотношениях, в участии в принятии решений в хате). Названных типажей проще всего игнорировать, не забывая следить, чтоб не позволили себе лишнего. К словам и действиям остальных важно быть внимательным, помогать по возможности, но не дать сесть себе на шею, стараться запоминать слова и дела, чтобы потом иметь возможность привести пример из поведения собеседника, поймать на слове, если будет нужно.

Вообще тюрьма – это машина времени: время снаружи убегает вперед, а внутри порой можно встретить представителей совсем других эпох и нравов. Но самое популярное сравнение жизни в тюрьме – поезд. Хата как купе (на БС) или вагон (на ОК). Тут на руку богатый опыт командировок, у кого такой имеется. Обычно Вы стараетесь наладить ровные отношения с попутчиками (какими бы гопниками или ботаниками они не были), по возможности получить от них блага, но никогда не доверитесь полностью в пути даже тем, с кем проехали через всю страну. Каждый едет до своей станции, а если станция одна – все равно каждый едет по своим делам. Привязываться к кому-то, идти ради кого-то на жертвы тут нет никакого смысла. Уехавшие на этап вряд ли напишут о себе в бывшую хату. А хата хоть и соберет в дорогу, но постарается оставить одеяло этапника или еще что-то, что все равно сдавать перед дорогой. Самые неожиданные келишовки и переобувания (изменение отношений, взглядов, даже воспоминаний) возможны тут в любой момент. И не только из-за кем-то ожидаемой выгоды, но и просто от скуки. Скуки и тоски фактически прикованного к своей (а порой разделенной еще с кем-то) шконке человека, не знающего, сколь долго еще продлится лишение его свободы, потому постоянно и думающего-гадающего об этом, и одновременно прогоняющего от себя такие мысли.

В хате невозможно без какого-либо занятия. Большинство начинает много размышлять, так как привычных дел нет – и либо в итоге сами гоняют (бессистемно перебирают воспоминания, жалеют о несделанном, горюют о судьбе, пытаются решить уравнение своей свободы с кучей неизвестных – в общем, мыслят негативно-деструктивно), либо стараются вовлечь других в свое тяжелое состояние, заполнить собой окружающее небольшое пространство, забыться в нелепых занятиях, в пустом общении. Кто не привык заставлять себя действовать системно, с учетом постоянных вводных, в сочетании с чужими ритмами – тому остается отрабатывать простейшую модель поведения, стараться своим ритмом хоть какой-то деятельности заглушить навязываемые чужие. Такого человека быстро «становится много». Сильные создают ритмы. Слабые создают вибрации. Но даже если в хате подобрались только очень деликатные сокамерники – спустя несколько месяцев (а то и всего один) их ждет эффект полярной станции: когда увлечения и манеры каждого известны всем, когда наперед известно, как в деталях пройдет очередной «день сурка», то люди невольно начинают разбалансировать этот набивший оскомину порядок, чтобы почувствовать что-то новое, чтобы насытить эмоции. Бьют не кулаком, так словом. Нужно уметь держать удар и бить в ответ.

Весьма сковывает почти полное отсутствие личного физического пространства и необходимость все время следить, куда попадут Ваши и чужие части тела в следующее мгновение. Не занимайте надолго ничего, что является общим. Вроде бы предусмотрена на каждого полка в тумбочке, вроде бы есть у каждого своя сумка под шконкой (а то и не одна), но постоянный свой уголок в хате оборудовать себе в большинстве случаев невозможно. Такой уголок имеет смотрящий за хатой, но при большом перелимите даже у него может не быть постоянно пустой шконки и постоянного места за дубком (столом). На БС полегче: там у Вас скорее всего сразу или чуть погодя будет своя шконка, которую не нужно ни с кем делить. Но не более, чем шконка. Если загрузите (озадачите ответственностью) себя дорогой (поддержанием связи, общения) – сможете претендовать на уголок дорожника. Дорожник уважаем: с него спрос и со стороны положения за возможность надежного обмена информацией и вещами, и со стороны мусоров, так как межкамерная связь – запрет (то, что запрещено согласно ПВР – правил внутреннего распорядка учреждения ФСИН). Но обычно уголок дорожника – это пятачок для бумаг и грузов на крышке тумбочки, может быть еще на полочке для телевизора, ну, возможна еще одна небольшая сумка для коней (сплетенных косичкой веревок из нарезанных полос простыней) и маяков-удочек-ружей (скрученных из пластиковых бутылок или картонных пакетов, коробок, бумаги сплошных или полых трубок), плюс право занимать шконку у окна.

Будучи новым человеком, Вы безусловно вызовете интерес, какое-то время будете в центре внимания, хоть и не каждый Вам это продемонстрирует. В это время нужно донести до окружающих самое главное о себе, сделать это предельно ясно, доходчиво, достойно и ненавязчиво. Помните, что показаться сложным в общении, а затем проявить себя с лучшей стороны – выгодней, чем из рубахи-парня превратиться в источник неприятных сюрпризов. И помните, что люди (к коим и Вы относитесь) инстинктивно ведут себя так, как ожидают от них окружающие. На первых порах максимально ограничьте себя в общении с мусорами, не верьте ни единому их слову. Они умеют очень уверенно лгать и блефовать. Не подписывайте им ни одной, даже самой простой, бумаги без своего адвоката. А если подписали по незнанию, то в хате сразу поинтересуйтесь, навредили ли такой подписью, и как снизить возможный вред. К словам блат-комитета (лица, близкие к ворам, положенцу, смотрящим, стремящиеся к их поддержке и упрочнению через это своего авторитета, так называемый АУЕ-профсоюз) относитесь крайне внимательно и осторожно. Не торопитесь говорить, делать что-либо, как бы Вас не подгоняли, как бы не нагнетали обстановку и как бы не форсировали ситуацию (особенно любят нагнетать и форсировать мусора и этнические группировки). Но и не тупите, не тормозите, проявляйте смекалку, продумывайте Ваши ходы (тактические поступки) и реакцию на них наперед. В любой ситуации сохраняйте душевное и физическое равновесие, тренируйтесь находить решения заранее для любых, своих и чужих, нестандартных ситуаций. Учитесь доносить свою значимость, весомость, нужность. Берите на себя управление и ответственность, когда нет желающих из числа старших. Ведите себя так, чтобы не просто вынести, но и скрасить себе любой срок в выпавших условиях и коллективе. Не бойтесь делать жизнь вокруг лучше, правильней. Вообще ничего и никого не бойтесь и никогда ничего не просите взаймы.

Делая что-либо, просто двигаясь или даже отдыхая, следите постоянно, что происходит вокруг. Если закрыли глаза – слушайте. Чувствуйте и предчувствуйте. Много конфликтов из-за невнимательности, рассеянности, неаккуратности, дезорганизованности. Почти все запалы (попадание на глаза, на слух, на нюх мусорам того, о чем им лучше не ведать) и пыханье (отлеты – отъем чего-то мусорами) – из-за неумения быть на фоксе (в полном всестороннем внимании), непонимания, какие звуки (либо их отсутствие) что предвещают. Особенно на продоле, где нередко подкрадываются и подслушивают продольные (дежурные по продолу сотрудники СИЗО) и опера (оперативные сотрудники ФСИН). Если отлетел запрет – не признавайте это перед мусорами и ничего не подписывайте. Прежде чем взяться за что-то – присмотритесь, как это делают другие. Не забывайте мыть руки каждый раз после посещения дальняка (туалета, он же дальний, параша), касания чего-то с пола. Особенно перед тем, как браться за посуду, тем более за чужие вещи. Это не просто повод придраться друг к другу – это гигиена в крайне стесненных условиях. Касаться чужого без спроса вообще категорически нельзя. За исключением, когда чужое намеренно или по глупости присовывается к Вашему. Кстати, чтобы не ворваться на занятый дальняк – считайте, сколько людей в хате не на дальняке. И не давайте себе слабины ни в чем. Возможно, Вы считали более правильным быть мягким, или не задумываться о непонятном, или не нагружать себя там, где можно соскочить (отказаться), поощрять себя почаще отдыхом, кайфом, вкусным куском, приятной мыслью, или не делать того, что могут за Вас сделать другие и т.п. Но тогда, скорее всего, из-за этого Вы и попали в тюрьму. Забудьте порочные практики. Осваивайте практики полезные и закаляющие. Тренируйте, напрягайте себя сами чем больше – тем лучше: тем меньше вероятность, что Вас затренирует, напряжёт кто-то и что-то извне.

Грузите себя интеллектуально. Это в первую очередь труд по собственной защите. На защитника (взявшегося защищать Вас адвоката) надеяться нельзя. Даже если он Ваш единомышленник – сидеть по делу не ему, а Вам. У него свои дела, проблемы, долги и т.п. Он не будет ради Вашего дела и Вас жертвовать карьерой. Ему со всеми этими следователями, судьями встречаться чаще, чем Вам – и ссориться с ними он хочет меньше, чем Вы. Он уже играет по правилам режима, раз выбрал себе роль адвоката, встроился таким образом в систему. Он может быть очень порядочным и принципиальным – но тогда его вполне могут беззаконно отстранить, отвести, лишить звания адвоката. А Вы получите нового, назначенного Вам режимом. И лучше Вас, страдающего по Вашему делу, никто в Вашем деле не разберется. Так что собирайте все бумаги по делу, разбирайтесь в них и смело вступайте в переписку со всеми возможными органами, прессующими Вас. Вы можете не признавать их, ненавидеть их – но если Вы будете игнорировать их процессуально, не защищаться от их бумажек своими, то им будет только легче. Они убивают Вас своими протоколами и приговорами. И обезопасить себя хоть как-то можно, лишь разобравшись в их бумагомарании. Штудируйте кодексы, постановления пленума Верховного суда РФ по Вашей категории дел, систематизируйте происходящее по делу, ведите хронологию действий, фиксируйте ФИО, адреса и телефоны всех должностных лиц, даже малозначительных с виду, думайте, как они взаимосвязаны и чем мотивированы.

Помимо юридической изучайте отечественную психологическую, философскую литературу. Любые книги старайтесь заказать официально с помощью близких через любой интернет-магазин на Ваши ФИО и на адрес СИЗО (к ФИО лучше добавить год рождения). Зарубежное чтиво, приключения и фантастику лучше отложить, если это не классики, признанные во все времена. Конъюнктурные, модные, понтовые (внешне статусные) книжицы пусть подождут. Ценнее прочесть авторов, хлебнувших не столько выдуманной или сладкой жизни – сколько жизни реальной и суровой. Если автор сам из сидельцев – доверяйте ему больше тогда, когда он сидел за идею, а не просто за корыстные или насильственные преступления. И не доверяйте – если он допустил предательство других арестантов, тем более предательство своего народа. Выписывайте толковые мысли, которые Вам самому раньше не приходили в голову, помечая, кто их автор, из какого они произведения. Полезны и книги, развивающие методологические, стратегиеобразующие навыки. Чем отгадывать кроссворды и сканворды – лучше изучать словари и атласы и освоить, например, теорию шахмат. Но не вздумайте подсаживаться (привыкать) на игру, а участия в азартных играх вообще избегайте категорически. В тюрьме с игры обязательны отчисления на общее и воровское (во благо арестантской массе и блат-комитету), потому признать, что ты играешь – уже значит признать свой долг (с выигрыша или по проигрышу). Изучая даже шахматы, правильней говорить, что не играешь, а тренируешься, например, строить комбинации.

Грузите себя физически. Для оздоровления и физического, и душевного состояния, для поддержания бодрости духа необходимо ходить на ежедневную прогулку, делать зарядку. На централах есть спортзалы (хаты, но со спортинвентарем вместо шконок), посещение которых имеет официальную и неофициальную (за те же сигареты) стоимость – но там люди из разных хат, встречаясь по определенному графику, как правило, больше общаются, чем занимаются спортом. Да и вентиляция в таких спортзалах недостаточна в отличие от прогулочных двориков. Дворики по размеру немногим больше хат, но вместо потолка имеют решетку, через которую видно крышу (дворики в основном на последнем этаже). И иногда даже видно небо. За пачку сигарет прогульщик (выводящий гулять сотрудник СИЗО) может дать дворик получше (больше, с турником). Прогулка длится около часа. За это время следует не наораться с соседними двориками и не накуриться (шума и дыма и без Вас будет достаточно), а прокачать легкие сравнительно свежим, пусть и не без дыма и пыли, воздухом и выполнить как минимум растяжку с нагрузкой основных мышц, позвоночника. Не тянитесь и не качайтесь сразу сильно. Особенно если холодно, а тело зажато. Перегруженное, а тем паче порванное мясо (мышцы, связки) будет напоминать о себе долго и с непривычки мешать заниматься. Без достатка вольной еды, витаминов нагрузки в неволе правильней дозировать. Но шибко трепетно относиться к тельцу не нужно: оно в итоге обязано усвоить, что в любой момент возможны любые нагрузки. И не забудьте размять все мышцы хотя бы после занятий. А во время занятий думайте о тех мышцах, над которыми трудитесь. Поставьте себе задачу выйти не менее чем на 8...10 подходов по 15...30 раз каких-то упражнений, но легче отжиманий. Их целесообразно чередовать растяжкой. За год научиться делать по паре сотен отжиманий в час доступно любому, у кого есть хотя бы одна рука. Это поможет остаться в тонусе, не ослабить сердце, не искривить кости. Для независимости от чистоты и размера дворика, разживитесь недорогими перчатками (в «Декатлоне» попадались подходящие флисовые перчатки, которые так и назывались: «для занятий спортом»), а если гуляющих много – не ходите по кругу, а разбейте дворик на дорожки, зоны.

Грузите себя духовно. Дух нужно тренировать одновременно с телом. Для тела – упражнения, для духа – молитвы. Не молитесь строго по ритуалу, показательно. Это, во-первых, слишком просто: за показательностью Ваше истинное отношение скрывается не только от других, но и от Вас самих. А ритуал слишком упрощает процесс сосредоточения, по сути автоматизирует и формализует медитативный настрой. Во-вторых, это провокационно: внешне заметное погружение в молитву дает повод обсуждать это и указывает на готовность это обсуждать, на достаточное для дискуссии знание предмета и в то же время на необходимость внимания аудитории, как бы на анонсирование проповеди. Наконец, в-третьих, это навязчиво: в небольшой хате свидетели такой молитвы становятся ее участниками поневоле, тем более, если молитва осуществляется вслух и с водружением предметов культа на общем пространстве хаты. Показательность, ритуальность характерна для более молодых из известных сегодня религий, приверженцы которых менее уверены в себе, испытывают потребность доказать значимость убеждений окружающим. Возможность молиться в соответствующих, подобающих условиях в жизни случается далеко не всегда. Так же, как и возможность посещать добротный спортзал, соблюдать идеальный режим. Но это не повод не закаляться или гонять по поводу якобы некачественной закалки. Закалка – она ведь в том числе и в том, чтобы закаляться в любых условиях. Читайте про чужие духовные практики, находите общее в противоречивых концепциях, ищите истину в разном опыте, работайте с информацией о вере так же критически, как и с любой другой, не забывая про личную чуйку (чутье правильности, истинности). И не спорьте о вере, даже о религии, в том числе и по поводу написанного в этом абзаце. Споры по религиозным вопросам, так же, как и по национальным, и по политическим, могут разрушить небольшой, замкнутый коллектив. Удочеряйте истину в диспуте.

В/д, Родня! Как Вы? Есть ли в чем нужда? Укажите, кто в х, есть ли изменения по составу: ФИО, дата рождения, беда, откуда сами? Отпишите сходу, ждем! С Ув., х ____.

Сейчас наладка связи, веревку (коня) привяжите у себя, чтобы по ней перетаскивать почту (малявы М и грузы Гр). По разладке (расходу) отвяжите коня. Веревку с грузом (контрольку) тусаните возвратом сразу сейчас. Слушайте, когда зовут Ваш номер хаты (х). Значения ударов (цинков ц): 3 ц – забирай, 2 ц – отдавай, 1 ц – повремени, ритм «Спартак» – наладка/разладка. Ждите насущки от котла. Как придет – сразу тусанем Вам.

Братцы, тусаните Нам по-братски простынок, сколько сможете: будем удлиннять коней. С Искр. Ар. Ув. и Бр. t, х ____.

Старайтесь все сложности и проблемы, встающие перед коллективом арестантов, в котором Вы находитесь, использовать на сплачивание и саморазвитие этого коллектива. Какие люди Вас окружают – зависит в первую очередь от Вас самих. Не молчите, если что-то не нравится, интересуйтесь за все, что не ясно, и не лгите ни себе, никому (ложь здесь имеется в виду в исконном значении, то есть лежащая на поверхности, не полная, не осмысленная информация 1 порядка). Развивайте риторические и логические приемы речи, чтобы не приходилось петлять (ходить вокруг да около, переводить тему быть неконкретным) при необходимости умолчать о чем-то (детали Вашей беды, Ваши занятия и доход, личная жизнь, например: тем, против кого сфабриковано обвинение в изнасиловании, нельзя признавать, что с мнимой жертвой были хоть какие-то интимные сношения, пусть даже по взаимному согласию – это в арестантской среде равносильно признанию вины в насилии), но получалось четко дать понять, что разговор окончен, либо что собеседник позволил себе лишнее. А то, что Вы твердо заявили – отстаивайте до конца, не повторяясь лишний раз, но и не уходя от разговора. Не давайте сбить Вас с темы, взять Вас на слабо, не врезайтесь в дубы (не путайтесь в аргументах, не противоречьте сами себе). Подтверждайте слово делом. Интересуйтесь у поднявшего вопрос, что он сам предлагает, и имейте про запас свое предложение. Демонстрируйте тем, кто живет одним днем, пользу плана и расчета. А тем, кто живет по личности (для себя, не думая о других) – пользу взаимовыручки и объединения ресурсов, даже если возникает видимость босяцкого подгона (передачи чего-то без выгоды, по ошибке). Давайте решать за себя только тогда, когда у Вас нет своего лучшего решения. Учитесь у тех, у кого есть, чему учиться. Приобретя авторитет, не вносите в движения, отношения в хате расслабленность, расхлябанность, не равняйте всех с собой и старшими, а ведите себя по-отцовски, тяните слабаков на свой уровень развития, сочувствуйте им, но не жалейте, не избавляйте их от тягот своей силой. Не выносите проблемы за пределы круга их возникновения. Все, что в хате – остается в хате, в том числе и ништяки (полезные вещи, решения, удачи, тем более запреты). По возможности согласованно между собой передавайте через защитников на волю контактную информацию для наладки взаимодействий между близкими арестантов. Близким на воле будет легче сообща решать вопросы Вашего грева (обеспечения, снабжения) и подъемов (ежемесячных или разовых перечислений, вкладов) на общее.

Общение с близкими, будь оно в переписке или живьем (например, на разрешенном следователем свидании), может стоить очень больших нервов. Не обращайте внимания на эмоции, насколько это возможно. Старайтесь передать максимум полезной информации о том, какая помощь Вам нужна, но не надейтесь, что вся эта помощь будет оказана. Не забывайте, что все Ваше общение в изоляции контролируется: письма читаются цензурой, свидания слушаются оперативными сотрудниками, «конфиденциальное» общение с адвокатами в судах контролируется конвоем, а беседы с адвокатами и нотариусами (до нотариуса лучше не доводить и на случай Вашего закрытия, посадки оформить заранее гендоверенность на надежного человека) в изоляторах записываются управлением «Л», обеспечивающим деятельность оперативных подразделений ФСИН. Даже если в хату на время зайдет разгонный (присланный от положения) сотовый телефон – его сим-карта давно на контроле. И сим-карта, которой вдруг разжился кто-то из сокамерников, вполне вероятно, оказалась в Вашей хате не случайно (как и отдельные сокамерники, кстати). Так что всегда думайте, что и кому Вы говорите, всегда представляйте, что рядом с Вами стоит невидимый сотрудник изолятора или следствия, которому выгодно возбудить еще пару дел в отношении Вас либо ваших близких. Не рассчитывайте, что за долгие месяцы у Вас гарантированно будет возможность воспользоваться телефоном, тем более интернетом, но будьте к этому заранее готовы, чтоб не катать вату (говорить лишнее, любезничать), а четко, кратко донести нужную информацию на волю так, чтобы пользы от этого в итоге оказалось больше, чем вреда. Общаться будет легче, если собеседники на воле войдут в Ваше положение (невозможность найти место в хате с хорошим сигналом; необходимость при разговоре быть на фоксе, иногда шептать, иногда замолкать или вообще обрывать разговор; нежелание при сокамерниках прямо озвучивать какие-то вещи) и будут строить беседу так, чтобы Вам осталось только односложно отвечать. Даже если Вы заранее подготовите ко всему близких – далеко не все и не всегда они будут понимать, и Вы не всегда и не все поймете из их строк, слов, намеков. Прокручивайте то, что узнаете в разные дни, в голове по несколько раз, сопоставляйте, вникайте задним числом, не злитесь из-за недосказанности и недопонимания и учите тому же близких. И сразу же запретите им кому-либо сообщать, что у них с Вами есть неподцензурная связь.

Как показывает заключение за решетку – человек может жить и без массы того, к чему привык на воле. Но часто не видит в этом пользы, не хочет этого и оттого страдает. Между тем в тюрьме все жизненно необходимое дается готовым. И если б не алчность, жадность, лень части мусоров и арестантов – тюрьма была бы просто аскетичным курортом. Баланда (питание) – привозится баландерами (уже отбывающими наказание арестантами, работающими на кухне СИЗО) три раза в сутки горячей. Еще наших отцов, а тем более дедов на действующих фронтах так не кормили. Душ – еженедельно. Горячая вода, канализация, электричество – в каждой хате. Медобеспечение – лучше, чем в далеких от центра деревнях. По заявлению выдают простейшие гигиенические наборы, примитивную канцелярию и даже казенную одежду. Принимают бумаги от Вас, сообщая исходящий номер с датой, и приносят бумаги на Ваше имя, кроме тех, что не прошли цензуру. Иногда удается воспользоваться прачечной и изредка встретиться со священнослужителем. Все это – почти не выходя за порог тормозов (дверей) хаты. Но привыкшему к цивилизации, избалованному ею, понятное дело, в изоляции от нее тяжело. В еде крайне мало витаминов, из сладкого только сахар, и вообще разнообразие вкусов (равно как и запахов, цветов, прочих ощущений) сведено на нет (за пачку сигарет баландер может дать несколько раз свежий горячий хрустящий хлеб по норме полбулки на душу в день). Места общего пользования проржавели и по углам зарастают плесенью (имейте наготове отдельный пакет или, например, пустую, но закрытую 5-литровую канистру с вырезанной частью стенки для душевых принадлежностей и сменного белья). Очереди к стоматологу ждут месяцами (пишите заявления заранее и не стесняйтесь сочинять про острую зубную боль – истинное положение дел проясните доктору при встрече). Стоит замешкаться, отвлечься на детали при приеме бумаг – и Вас уже торопят и подсовывают неполные документы и некачественные копии (никогда не расписывайтесь за получение, пока не поймете, что Вам дали; всегда выписывайте себе дату отправки и исходящий номер Ваших бумаг – он включает первую букву Вашей фамилии; ставьте истинную дату Вашей подписи и смело дописывайте в готовые бланки расписок Ваши мнения и пожелания источникам документов). И блага цивилизации работают преимущественно на энтузиазме и смекалке арестантов. Окна между решками (решетками) толком не помыть (наматывайте тряпки, губки на маяки). Хлеб без ножа толком не порезать (добывайте лезвия-мойки из бритв). Белье без веревок толком не просушить (плетите веревки-контрольки). И ежедневные проверки с периодическими шмонами регулярно выметают из хат коней, заточки и прочий разнообразный самодельный инструмент. Зато после таких отлетов арестантам есть чем заняться.

Что полезно сделать своими руками, а что (и как) заказать с воли (посылки с подробной описью, передачи, заказы через интернет) – проще разобраться в конкретном СИЗО. В московских изоляторах при пополнении с воли лицевого счета арестанта Вы можете делать заказы в ларьке (магазине СИЗО), имеющим неплохой ассортимент. Чем бы ни удалось разжиться – важно быть готовым поделиться с теми, кто рядом, и одновременно найти в себе силы не упасть на хвост (получить за чужой счет), не прослыть кишкоблудом (часто, много кушающим что-то). Режим питания нужно соблюдать, даже если его не соблюдают все, кто рядом. Лучше отдать кому-то вкусный кусок, а себе оставить полезный, чем ощущать тяжесть в желудке, сонливость и т.п. Пусть кому-то станет неловко при сравнении Вашей сдержанности с его кишкоблудством: будет чувствовать себя должным Вам. Хотя в тюрьме люди едой не попрекают. Если есть возможность организовать регулярное поступление передач – тогда в первую очередь решите вопрос витаминов. Ценятся орехи, фрукты, ягоды, зелень, молочка (молочные продукты), приправы (хорош острый красный перец в стручках: он же лекарство для обеззараживания ран, поддержания кровотока и ускорения заживления кишечника). Конфеты хороши тем, что поднимают настроение – но опасны для зубов. Зубы нужно беречь в первую очередь. Во вторую – глаза. Учитесь выключать телевизор, если он есть в хате. Вообще организуйте часы тишины и почаще: полезно в целом для здоровья. Когда на ежедневную проверку вдруг приходит медик – обязательно обоснованно просите самые разные лекарства. Но не перестарайтесь, а то могут перевести в КД (клинический диспансер или «кошкин дом», куда помешают психов, зависимых от наркотиков и т.п.; в столице находится на территории БЦ отдельным корпусом). Лучше учитесь обходиться без лекарств, хотя бы при головной боли и боли в суставах и мышцах (от последнего, равно как и от чириев, фурункулов, поможет теплая одежда и избегание прислонения ко всегда холодным стенам – если хочется сделать из шконки диван, то облокотитесь на подушку, завернутую в кофту и подставленную между Вами и стеной). Вату, пластырь, зеленку с йодом выпрашивайте при каждом удобном случае, особенно если Вас выводят к врачу, неважно по какому вопросу.

Самым большим развлечением для томящихся в застенках являются следственные и судебные действия. На следственные действия Вас могут вывезти в следственный отдел, но чаще следователь организует их в изоляторе. Тогда Вас выводят на следственную часть СИЗО. Перед выводом к следователю, как и перед выводом к адвокату (это туда же, на следственную часть), или на свидание (это в специальную комнату со стеклами и телефонами, как показывают в кино), или к врачу (на периодическую флюорографию, к примеру), в хату заглядывает выводящий сотрудник СИЗО и сообщает Вашу фамилию, количество минут, даваемое Вам на сборы, и слово «слегка» – это означает, что можно толком не одеваться (разгильдяи идут в тапочках и шортах). Полезно успеть уточнить, ради чего Вас вызывают, крикнув в ответ слово «куда?». Отвечают не всегда. Перед вывозом Вас судовым (в суд) или в иные органы (на следственный эксперимент, например) вместо слова «слегка» Вы услышите «по погоде». Куда бы Вас не забрали – берите с собой чтиво на время ожидания, ручку и бумагу для записей (можно взять карандаш и все, что понадобится, пометить на полях чтива), а то и заранее собранный выходной (судовой) пакет или сумку с полезными в дороге вещами. Сумкой, типа тех, что болтаются на кассах в супермаркетах, можно разжиться, когда по изолятору развозят посылки и передачи: их хранят и носят в таких же сумках, пустая всегда найдется у хозбанды (уже отбывающих наказание арестантов, согласившихся работать в СИЗО в хозотряде, который также зовут козлятником). Кто-то берет одеяло, клифты (кофты), чтобы соорудить себе уголок, независимо от условий пребывания: сборки (камеры временного содержания) в судах сильно отличаются. Кто-то берет перекусить. На выезд возьмите обязательно свою кружку, какие-нибудь салфетки. Мусора разрешат Вам набрать кипятку или сами Вам его нальют – но стакан Вам искать не будут. Уезжающим до завтрака на весь день (в основном это касается судовых) на выходе из СИЗО разрешается брать набор сухпайка (он по утрам лежит у выхода коробками). Следите, чтобы коробка была не помята: внутри пластиковый, легко трескающийся стаканчик и консервы в мягкой упаковке (металлические и стеклянные банки – запрет) – они часто прорываются и заливают весь паек. Даже если пайком не пользуетесь – берите его и не выкидывайте ничего: в хате сгодится все, включая коробку и скотч, если он есть на коробке (скотч еще добывается с упаковок продуктов, заходящих в хату из ларька).

Куда бы Вас не повезли – сопровождать будет конвой, которому следует заранее сообщить, что у Вас с собой продукты, лекарства, питье (если есть). Конвой обязан проверить, что при Вас нет запретов, и что по дороге не добавилось ничего постороннего. С конвоем не стоит без нужды спорить, портить отношения: тогда больше успеете сделать на выезде. В суд заказывают (предупреждают о вызове) так же, как и на этап (или в другую хату, на другой централ): за несколько часов. Только при этом не говорят «с вещами». Заказывают в ночь на день Вашего вызова. Забирают рано, могут даже в 6:00, обязательно позавтракайте, решите, что взять с собой из еды, потому что до пайка (до выхода из СИЗО) Вас ожидают часы сидения на сборке с другими судовыми и ожидающими этап. Из них большинство будет часто курить. Бывает, что десятки людей полдня ждут в тесной сборке без окон с узкими лавочками вдоль стен, пока логистика конвоя подберет и подаст подходящий для маршрута транспорт. А потом еще долгая езда (с целью списывания бензина в том числе) с длительным стоянием на задворках или в подвале входящих в маршрут судов. А в конце дня (судовых забирают из судов по окончанию рабочего дня, когда в судах не остается вольных граждан) всех везут в основном не по СИЗО, а в Мосгорсуд – а уже из его подвалов, когда соберутся все судовые каждого СИЗО за день, их пересаживают и развозят по изоляторам. Возврат в СИЗО происходит до полуночи, но в хаты после всех проверок и шмонов подымают (сборки большей частью на первом этаже, как и карантин, и карцер-кича) и за полночь. Так что многие рады участвовать в заседаниях судов без доставки, по телевизору (по телеконференцсвязи). На следственной части для этого оборудованы специальные клетки с экранами и видеокамерами. Если Вас все же везли живьем – по возвращении обязательно уточните на входе в изолятор у проверяющего Ваше дело и сверяющего Ваши данные сотрудника СИЗО, когда и куда Вас повезут в следующий раз: информация, сообщенная Вам в суде, может быть неполной, даже ложной. И по ходу Ваших перемещений обращайте внимание, как выглядит Ваше дело, Ваша карточка (выписка из дела с Вашим фото): там можно успеть заметить какие-то важные пометки о взысканиях, профилактическом учете. Карточки первоходов белые, а у ранее судимых – зеленого оттенка. Или, например, приписываемая Вам склонность к нападению обозначается «СН», склонность к экстремизму – «СЭ», при этом по диагонали обложки дела, карточки проводятся полосы. Такой спецучет отмечается и на дверях хат: с внешней, наружной стороны вешается табличка «СК» (спецконтроль или, как говорят: «суперкамера»; может звучать и как «ОК» – особый контроль).

Время, проведенное на сборках и в автозаках (очень тесный автомобиль для перевозки заключенных под стражу, состоящий как правило из двух узких пеналов, в каждом по две скамьи, без окон и не всегда с вентиляцией, плюс два-три стакана-одиночки там же) дает Вам возможность дотянуться до новых, далеких от Вас людей, обменяться с ними информацией. Так можно повстречаться с арестантами, находящимися в суровой изоляции («Лефортово», «девятка» на МТЦ), помещенными на воровской продол (спецблок, куда помещают воров), на ПЖ продол (спецблок, куда помещают осужденных на пожизненное заключение – такой есть на БЦ, так называемый шестой коридор), сидящими в разных корпусах разных тюрем, даже в разных регионах. Будьте готовы обратиться к незнакомым людям с интересами (интересующими Вас вопросами), сами ответить на интересы незнакомых людей. Это хороший шанс связаться с нужными, но изолированными от Вас персонами, просто быть в курсе за положение на разных централах. Неправильным поведением считается уклоняться от общения или не знать элементарных вещей: кто из воров находится на одном с Вами централе, кто от них положенец. Чем больше и тяжелее ожидается срок у Вашего собеседника – тем больше вероятность, что он на крючке у мусоров или у положения (в первую очередь касается тех, кому вменяются статьи из группы 228… УК РФ) и общается с Вами в их интересах. Не пугайтесь общения, но держите ухо востро. Не болтайте лишнего про Вашу хату, про себя, старайтесь сами узнать больше, чем сообщаете. Если не Вы будете задавать вопросы – то их будут задавать Вам.

Общайтесь вежливо, знакомьтесь с интересными людьми, в первую очередь с теми, кто давно в тюрьме, с котами (КОТ – коренной обитатель тюрьмы, пробывший в ней не менее года). Можно уточнить глобусы централов, получить сравнительные характеристики судов и колоний, выяснить, в каких хатах сидят нужные Вам люди (кто, например, может помочь сделать полезные бумаги, или какой-то инструмент для хаты, или просто памятный сувенир, те же четки-переборки – предметы религиозного культа). Можно попробовать передать кому-то или получить от кого-то маляву (мульку – письмо). Отказывать в этом собеседнику не стоит, разве в каком-то крайнем случае, но нужно предупредить, что вероятен отлет. У судовых следственно-арестованных есть вероятность пересечься с уже отбывающими наказание осужденными арестантами. Это могут быть даже временно этапированные из самых разных колоний, тюрем. Или, например, козлы (согласившиеся работать в козлятнике – те же баландеры, возможно, из Вашего СИЗО). У работающих в хозотряде есть интересные сведения и о мусорских взаимоотношениях. Козлы обязаны носить робу (казенную одежду осужденных), и те из них, что с желтыми бирками (бейджами), в отличие от носящих белые бирки, отбывают наказание в облегченном режиме – значит, имеют больше свободы, больше видят и знают. С другой стороны, на облегченные условия (а и вообще в хозбанду поближе к центру региона) заключенный мог попасть и за сотрудничество с мусорами – так что не болтайте при хозотряде лишнего. При обращении к козлу не называйте его братухой – козлы рассматриваются арестантами отдельно от людской массы. Но давать возможность тянуться к людскому нужно всем. Так что заводить разговор с хозотрядом естественно и полезно. А вот с арестованными по шерстяным статьям лучше общаться более ограниченно: они в большей степени лишены людской поддержки и еще более склонны поддерживать тесные отношения с мусорами. Прочих же арестантов смело называйте братцами, воров – старшими братьями. Но имена, делюги (статьи и суть уголовного дела) и номера хат узнавайте: грамотный арестант помнит всех, с кем общался, по имени. Чтобы поздороваться, говорите: «Здорово!» Чтобы обратиться, говорите: «Братцы» или «АУЕ!» Чтобы извиниться (за огорчение, за суету), говорите: «Не обессудь». Чтобы попросить что-то, к просьбе добавляйте: «по-братски», «не в ущерб себе и хате», «по возможности», «за любой ответ – Душа!» Чтобы поблагодарить, вместо спасибо тоже скажите: «Душа!» А вместо пожалуйста – «От Души и было!» Чтобы попрощаться – «Пойдем». Попрощаться тепло – «Рядом» или «Обнял!» Просто закончить разговор – «Расход». Если не хотите сразу ответить на проявленный интерес, поставленный вопрос, уточните: «С какой целью интересуешься?». Никогда не обещайте ничего, даже простых вещей, не грузитесь бессрочно каким-то, даже простым, делом, иначе станете должны. Если нужно не отказать и согласиться что-то сделать, скажите: «По возможности». И не пытайтесь изображать из себя опытного арестанта, если таковым не являетесь. Фальшивость подрывает доверие.

Больше всего жить (и не только в тюрьме) мешает смерть. Точнее, постоянное лицезрение, как кто-то, что-то рядом умирает. Ничего из того малого, что у человека есть, ему терять не хочется. И неумение двигаться дальше без этого малого его страшит. Этот страх активно используется в недобросовестном управлении людьми, которое расцвело на Руси особенно буйно со времен Пети Первого, который, при многих достоинствах, навязал русскому госуправлению атлантические (европейские) порядки и институты вроде тех же прокуратуры, сексотства, тайных служб (тайны генерирующих и охраняющих). В плане мягкого, ненасильственного противостояния страху один из способов преодоления боязни неведомого и использования этого неведомого для улучшения качества нашей жизни, в тюрьме в том числе – это раскрытие тайн, преодоление незнания, просвещение (от слова свет) друг друга касательно опыта взаимодействия с новым, страшным. Вот для этого писан и материал, что Вы сейчас читаете. Наверняка кто-то лучше знает описанные здесь предметы и захочет добавить что-то, что-то исправить. Комментируйте по адресу: http://zaotvet.info/articles/tyurma_psikhologiya_i_byt – и по мере оценки Ваших комментариев полезная информация из них будет перенесена в сам материал. А ниже ознакомьтесь со списком вещей, которые толковому арестанту будут полезны и нужны (по ПВР все, что не разрешено – запрещено, но ПВР меняется, вот пусть и наше мнение учтут; в крайнем случае настоять на передаче/получении спорных предметов могут попытаться близкие во время личного приема их руководством СИЗО), и с перечнем тюремных смекалок (как сейчас модно говорить: «лайфхаков» или тогда уж «АУЕ-хаков», то есть вскрывающих арестантские сложности ключей).

Полезные в СИЗО (тюрьме) смекалки – АУЕ-хаки

  • Для заглушения звуков на дальняке держите включенной текущую воду. Если смыв устроен без бачка клавишей на трубе – можно зафиксировать клавишу в нажатом положении костяшкой домино, вставленной в верхнюю часть клавиши. Или можно вокруг трубы прикрепить пластиковый (из бутылки) цилиндр, который надвигается на нажатую клавишу и не дает ей отжаться. Если смыв с бачком – проще открывать воду в раковине или установить на вытяжку (вентиляцию) и включать по необходимости шумный вентилятор (он еще и подсушит, и от запахов избавит).
  • Для перекрытия дырок в жесткой сетке шконки из металлических лент полезно сохранять и укладывать под матрас коробки от пайков и/или провязывать дырки старыми конями.
  • Для устройства петель гамака для ног или для подтягивания из положения лежа лежащим на первом ярусе шконок следует привязать старые кони к шконке второго яруса над собой. Когда петли не нужны, они всовываются в сетку верхней шконки и среди старых коней на фоне простыней не будут особо заметны.
  • Для нарезки продуктов в любое время, а не тогда, когда мусора выдадут на ограниченные часы нож, режущую кромку можно подготовить (и заточить об камень, кафель) из сложенного в несколько раз жестяного корпуса баллона от пены для бритья, а ручку наплавить из старого пластикового контейнера, футляра для щетки или зажигалки. Или разберите одноразовый станок для бритья и достаньте из него мойки.
  • Для изготовления контролек используйте мусорные пакеты, которые складываются несколько раз вдоль направления на урну и нарезаются поперек полосками шириной около 1,5 см. Полоски разворачиваются в кольца, складываются по несколько штук вместе, максимально вытягиваются вокруг горячего чайника, удлиняются до нужного размера привязыванием концами друг к другу и под натяжением скручиваются до тех пор, пока скрутка не начнет собираться в колечки в местах своего ослабления. (Чтоб легче крутить – крепите один конец к чему-нибудь, а другой к центру авторучки, продетой через отрезанное горлышко пластиковой бутылки. Горлышко держите, упирая в ручку и обеспечивая натяг, а ручку крутите.) После этого скрутка сгибается пополам и так же скручивается в обратном направлении. Концы получившейся новой скрутки фиксируются узлами, скрутка разглаживается. Такие контрольки можно скручивать друг с другом в многожильные упругие веревки (шнурки, скакалки и т.п.).
  • Для изготовления коней нарвите простынь полосками-лентами по 2-3 см. Чуть намочите их и туго сплетите из них тройную (в три ленты) косичку. Концы косички закрепите узлами и дайте просохнуть.
  • Для получения лампадки (постоянного огня) налейте в небольшую емкость с крышкой подсолнечного масла, в которое опустите один конец фитиля из тонкого многожильного коня или шнурка из ткани (нитей), а другой конец проденьте сквозь крышку (оставив зазор для доступа в емкость воздуха) и, когда фитиль пропитается, подожгите.
  • Для защиты бумаг, мягких или сыпучих грузов используйте трубочки от туалетной бумаги и салфеток. Для жидких грузов подойдут узкие тубы от восточных соусов и гибкие пакетики от горчиц, кетчупов и т.п. (Колечки от крышек подобной тары помогут в скреплении разной толщины удочек.)
  • Для замены сломавшихся крышек от кремов, паст (у крышек с внутренней отдельной резьбовой частью эта часть отламывается при сильном закручивании) храните такие же крышки от использованных кремов, паст.
  • Для использования непишущей пасты авторучек попробуйте переставить в пасту наконечник (с шариком) из старой писавшей пасты, ручки и как следует расписать в тепле пасту с переставленным наконечником (шариком).
  • Для выяснения званий и ФИО продольных следите, что написано в Журнале учета заявлений, когда его приносят на подпись после подачи заявления. Каждая строка там начинается с регистрационного номера заявления, затем следует его дата, а дальше пишут звание и ФИО сотрудника, зарегистрировавшего заявление.
  • Для быстрого расчета сроков лишения свободы не считайте в годах, а сразу переводите весь срок в месяцы. Тогда легко будет вычислять половину, две трети срока и т.п. А окончательное число месяцев уже легко назад привести к числу лет.

https://zaotvet.info/articles/tyurma_psikhologiya_i_byt

Теги: ауе