Как можно не быть русофобом, я не понимаю. Сейчас даже животные русофобы, если не больные, даже моря и реки

Poetry

Александр Бывшев - Русский мир

"Русский мир" мертвечиной пропах.
Где он был, там везде трупов горы.
Ложь сплошная, насилье и страх –
Вот его три кита, три опоры.

Он всю жизнь пригубить не дурак,
Пьет взахлеб эту красную влагу.
Жертвы ищет хмельной вурдалак. –
Он без крови не ступит и шагу.

Он на весь белый свет жутко зол.
Но убийцу ждет Божья Десница.
И все чаще осиновый кол
Стал в кошмарах ему ночью сниться.

Александр Бывшев — посвящается расширению НАТО на Восток

Против их "Крым - наш!" Европа вся
Выступить должна единым фронтом.
По-другому с Рашкою нельзя. -
Дух войны орудует давно там

И готов в бутылку лезть опять.
"Третий Рим" вконец от крови спятил.
Хватит в дипломатию играть. -
Лишь язык ракет ему понятен.

В прицеле русский гражданин

В прицеле русский гражданин,
Он с детства нюхает бензин,
В его руке с орлом флажок,
Тугой апломб - его конёк.

Гордится он своей бедой,
По жизни дурачёк бухой,
Амбициозное ничто,
Продаст себя за граммов сто.

Подставь другую щеку

Подставь другую щеку,
И плоть возьми в ротец.
Христос воскресе пьяный,
И дух святой вконец.

Запьем проглот кагором -
Восславим всех святых!
Туннель со светофором -
То рай для всех дурных.

Песня Мальцева про пУТИНА и «Новичок»

Жил в Шиханах старичок,
Он готовил «Новичок»
И однажды угодил на крючок.

Раз пятнадцать СДЯВ варил
Он для путинских педрил
Чтобы Вова этим ядом всех морил.

Иль в Аду, иль в Раю
Напевает теперь песенку свою:
Хуйло, Хуйло, улыбнитесь,
Первый раз в России царь - дурачок,
Хуйло, Хуйло, оттянитесь,
Ведь для этого и нужен «Новичок»!

Борис Стомахин - Факел во имя свободы

Как будет выглядеть факел во имя свободы
В нынешнем мире, в Москве и других городах,
Где населенье не тянет на званье народа?
Факел во имя свободы – не митинги на площадях!

Нет, это взрывы глухие и столб очень чёрного дыма,
Паника, вопли в толпе, обгорелые трупы ментов…
Сразу расплата за всё – за Чечню, за аннексию Крыма…
Как муравейник сухой, запалит он страну дураков –

Пушкин (из поэмы Евгений Иорданский) (№4430)

И вот уже трещат морозы
И серебрятся средь полей...
(Коль ждёт читатель рифмы розы,
То сам он, часом, не еврей?!)
Любил и я смотреть порою,
Как мёрзнут насмерть марамои,
Как богоизбранный народ
Забавно корчится и мрёт.
Зимой Евгений мой стал квёлый:
Ведь настаёт его черёд,
Его вот-вот вморозит в лёд
На рождество народ весёлый.
Ведь даже самый лучший жид
Изничтоженью подлежит.

Россия грузно подымается с колен

Россия грузно подымается с колен,
Хватая воздух тухлыми культями.
Не в силах превозмочь свой тлен,
Грешно ступая гнусными путями.

Но на глазах её безумия бельмо —
Россия гулко падает в дерьмо,
Вдыхая кал посильными глотками,
Срамно пинаясь старыми лаптями.

Лермонтов (№4431)

Скажи-ка дядя, ведь не даром
Дышали праведным мы жаром,
И гнали гадов в печь?
Ведь помнят твари и поныне,
Как мы мочили их пустыне,
Не дали ни одной скотине,
В Иерусалим утечь?

Шекспир. Сонет 1488 (№4429)

Похвастаться я многим не могу,
Жидов я в Бухенвальде не сжигал,
Не наносил урона я врагу,
И холокост не я осуществлял.

В идеологии совсем я не силён,
С трибуны никогда не выступал,
Мой югенд не пойдёт мне на поклон,
И в бронзе не займу я пьедестал...