…Русский человек – раб по своей природе, он обладает совершенно рабской ментальностью

Андрей Мальгин

Террор

Хозяин страны - ФСБ - ответил и на антикоррупционные расследования, и на "умное голосование". По всей стране происходит скоординированная террористическая акция против сторонников Навального. Разгромлен 41 штаб из 45 (по предварительным подсчетам Оксаны Баулиной), ночью и ранним утром к людям врываются в дома, устраивают обыски, увозят на допросы. Полностью изымается вся техника.

ГУЛАГ. Пять лет за твит

Пять лет лишения свободы за один твит!!!

Все эти судебные процессы, инициированные "пострадавшими" ментами и заканчивающиеся длительными сроками, доказывают, что структура классового общества на России окончательно сложилась. Есть класс "силовиков" и класс "население". Силовики могут делать с населением все что захотят. Просто схватить на улице и увезти в тюрьму. Население не может дотронуться до силовика пальцем, не может сказать о силовике дурного слова, ему не разрешено даже думать о силовике плохо. Глаза в землю и терпеть.

Гражданская война

Хорошо, что федеральные каналы нам это показали. Теперь мы знаем, какие политинформации им проводят. Кончится это всё плохо. Это гражданская война.

Обращение к организаторам местных беспорядков в Москве. Мы, инициативная группа сотрудников правоохранительных органов обращаемся к вам со следующим заявлением и предостережением. Мы видим, что отрабатывая деньги, полученные из-за границы, вы стремитесь раскачать ситуацию в России.

А морда не треснет?

Интернет-проект "База" опубликовал расследование о строительстве замка главы "Роснефти" Игоря Сечина в подмосковном посёлке Барвиха, согласно которому общая стоимость работ не ниже 18 миллиардов рублей (~282 миллиона долларов).

Журналисты отмечают, что на те деньги, которые потратит Сечин на замок, в течение года живёт весь Алтайский край и Республика Адыгея. При этом если исходить из годовой зарплаты главы "Роснефти", которая в 2016-м году составляла 800 миллионов рублей, на стройку он должен был копить почти 23 года.

Три храма в сутки

Москва. 26 мая. INTERFAX.RU — Русская православная церковь строит в среднем три храма в сутки, сказал главжрец тоталитарной госсекты ФСБ-РПЦ.

В воскресенье предстоятель ЗАО «РПЦ» совершил т.н. «освящение» храма Всех Святых в Страсбурге. "Мы сегодня строим в среднем три храма в сутки — я не ошибаюсь, за 24 часа. 30 тысяч храмов за десять лет", — сказал главжрец, обращаясь к верующим, пришедшим на службу.

Можно ли назвать путинское государство фашистским?

Российский официоз злоупотребляет словом "фашизм". Любое проявление стремления к свободе от империи на когда-то зависимых территориях тут же объявляется фашизмом. А в последние дни пропагандисты, включая пУТИНА, талдычат о каком-то "европейском фашизме", который якобы был побежден Советским Союзом во второй мировой войне, а сейчас будто бы поднимает голову. Не о победе над "германским фашизмом" они говорят, как раньше, а именно о некоем "европейском фашизме".

ШИЗОФРЕНИЯ. Коммунистическая Пасха

По-коммунистически, субботником, решили встретить Пасху в совхозе имени Ленина. Его директор, предприниматель Павел Грудинин сегодня красил заборы, сажал деревья, а начал со стрельбы из лука.

Прежде, чем взять в руки лопаты, участники субботника осматривают совхоз предпринимателя Павла Грудинина. Проводит он экскурсию лично. Рука об руку – путинский хлебосос Геннадий Зюганов. Вот пруд, вот сквер, а здесь можно пострелять из лука.

Закон подлецов

Шесть лет назад президент пУТИН подписал «Закон Димы Яковлева» — самый чудовищный закон за всё время его правления. В ответ на принятие конгрессом США «списка Магнитского», направленного против российских коррупционеров, он наказал российских сирот, запретив им уезжать в США. Запрет коснулся и тех из них, кто уже обрёл американских приёмных родителей, но не успел пройти формальности до конца. Некоторые из этих детей впоследствии умерли. За закон проголосовали 420 депутатов Госдумы (семеро были против) и 144 сенатора (ни одного против). Людоедская сущность российской власти проявилась полностью, не знаю, остались ли заблуждающиеся.

Памятники кровавому упырю

Нас было три мамы. Нам выделили небольшую комнатку в бараке. Клопы здесь сыпались с потолка и со стен как песок. Все ночи напролет мы их обирали с детей. А днем — на работу, поручив малышей какой-нибудь актированной старушке, которая съедала оставленную детям еду. Тем не менее, пишет Волович, целый год я ночами стояла у постельки ребенка, обирала клопов и молилась. Молилась, чтобы бог продлил мои муки хоть на сто лет, но не разлучал с дочкой. Чтобы, пусть нищей, пусть калекой, выпустил из заключения вместе с ней. Чтобы я могла, ползая в ногах у людей и выпрашивая подаяние, вырастить и воспитать ее. Но бог не откликнулся на мои молитвы. Едва только ребенок стал ходить, едва только я услышала от него первые, ласкающие слух, такие чудесные слова — ``мама'', ``мамыця'', как нас в зимнюю стужу, одетых в отрепья, посадили в теплушку и повезли в ``мамочный'' лагерь, где моя ангелоподобная толстушка с золотыми кудряшками вскоре превратилась в бледненькую тень с синими кругами под глазами и запекшимися губками.