…Россия — это когда уже хочется кушать, а всё самое страшное ещё впереди.

Борис Стомахин - Террор вам, тираны!

Россия не заметила эту дату. Все политические силы - от монархистов до анархистов, не говоря уж о простом народе, - промолчали, увлеченные более важными проблемами. А между тем, 1 марта 2006 года исполнилось 125 лет со дня казни народовольцами царя Александра II.

Так называемые «либералы» русско-шовинистического разлива, духовно окормляемые СПС и «Яблоком», подчеркнуто именуют этого царя «освободителем». Он, мол, совершил великий подвиг - своим указом отменил крепостное право в 1861 году. Ну и еще целый ряд заслуг приписывается этому монарху: реформа управления государством, военная реформа, судебная, земская, и т.п. А самая популярная байка - что, мол, взорвали народовольцы его карету именно в тот момент, когда Александр II уже ехал подписывать проект конституции России, предложенный ему министром Лорис-Меликовым.

Что все это досужие байки и ничем не подкрепленные вымыслы, - ясно каждому, тут не надо даже ничего пояснять. И легенда про конституцию выдумана только для того, чтобы иметь хоть какой-то формальный повод осудить народных мстителей, казнивших тирана. А между тем, с этой «конституцией», - та же история, что и с крепостным правом. Если своей безграничной царской властью Александр мог ввести конституцию, отменить рабство, если был (якобы) такой прогрессивный и вольнолюбивый, - так почему не сделал всего этого сразу?! На престол Александр II взошел в 1855 году, а крепостное право отменил только в 1861. В этом же году в США тоже шла война за отмену рабства, чем так любят, сопоставляя, козырять наши «западники», как якобы еще одним доказательством сходства Америки и воображаемой ими «демократической России». Забывают только добавить, что США как независимое государство конституировались в 1776 году, меньше чем за 100 лет до этой войны, тогда как в России упразднение «юрьева дня» - то есть окончательное закабаление крепостных, даже без формальной возможности перехода к другому барину - состоялось еще в конце XVI века. А первым настоящим освободителем русских крепостных стал вскоре после этого Лжедмитрий I, убитый за свой европейский и либеральный стиль правления мракобесами из верхушки ультрареакционного московского боярства.

Откроем маленький «секрет», о котором в советское время писали во всех учебниках: Александр II отменил крепостничество не потому, что был такой добрый и европейски мыслящий (как поют наши верноподданные «либералы»-монархисты), а исключительно потому, что по стране катился огненный вал крестьянских бунтов и восстаний. Мужики жгли усадьбы и расправлялись с помещиками без всякой жалости, да в таких масштабах, что шатался аж сам царский трон в Петербурге. Дело грозило настоящей мужицкой революцией, - той самой, к которой призывал Чернышевский. Вот тут-то, припертый к стенке, «освободитель» и сказал знаменитую фразу, тоже приводившуюся когда-то во всех учебниках: лучше, мол, отменить крепостное право сверху, чем дожидаться, пока народ сам отменит его снизу...

И уж, конечно, смешно даже говорить, что, царствуя 26 лет, он почему-то собрался ввести в России конституцию (ограничивающую его самодержавную власть) только перед самой смертью, буквально в последний день. Увы, наши убогие доморощенные «либералы» все продолжают лелеять мечту «сделать из России процветающую демократическую, либеральную империю, как в Америке», полностью игнорируя все фундаментальнейшие исторические, политические, ментально-нравственные и психологические различия этих цивилизаций. Вот и приходится им, за неимением лучшего, на роль Вашингтона ставить этого азиатского наследственного тирана из династии Романовых, а на роль Линкольна - саратовского помещика Столыпина, черносотенца и вешателя, автора «столыпинских галстуков» и «столыпинского вагона». Самым лучшим в «либерально-американском» варианте русской истории, таким образом, оказывается то самое, с чем настоящие американцы-либералы воевали не на жизнь а на смерть: империя, колониализм, тирания и монархия. Только не английская, с которой свободолюбивые американцы боролись, а русская, которую верноподданные русские «либералы» обожают...

А между тем, если присмотреться к истории внимательнее, то вместо «освободителя» обнаруживается кровавый тиран и палач, вместо заслуг - преступления, а вместо дарованной русским свободы и европейских реформ - кровавое, с азиатским садизмом, подавление и закабаление соседних вольнолюбивых народов. Собственно, далеко лазить за доказательствами в исторические дебри и долго там рыскать не придется. Достаточно вспомнить лишь самые основные события того периода.

Это, во-первых, финальная часть большой русско-кавказской войны 1817-1864 годов, когда был взят в плен имам Шамиль, убиты десятки и сотни тысяч горцев, их детей, женщин, стариков, когда массированно разрушались их аулы, вырубались леса, уничтожались все условия для нормальной жизни целых народов Кавказа. Выживших же - адыгов или шапсугов, к примеру - режим в массовом порядке, силами армии, выселял в Турцию и другие соседние страны. Это лучше, конечно, чем просто убить эти десятки тысяч, - но на «освобождение» все равно почему-то не смахивает. И тот знаменитый эпизод в «Хаджи-Мурате», где описываются последствия налета русских вояк на чеченский аул, и потом идет знаменитая цитата: «О ненависти к русским никто и не говорил...», - это тоже эпизод как раз того периода. Это наглядный пример действий «царя-освободителя» и его подданных. Кровавая быль, а не сладкие лживые сказочки «либералов-государственников»...

Ну и, конечно же, на совести «освободителя» - безжалостное подавление польского восстания 1863-64 годов и дальнейшее колониальное закабаление Польши и Беларуси. Вождю повстанцев Кастусю Калиновскому повезло еще меньше, чем имаму Шамилю: он был повешен русскими оккупантами, командовавший которыми генерал Муравьев получил после тех событий навсегда сохранившуюся в истории кличку: Муравьев-вешатель. Беларусь и Польшу после подавления восстания покинули их лучшие сыны, гордость и цвет этих народов. Они уезжали наверняка под звучащий в их душах тот знаменитый полонез Огинского - тоже поляка, тоже беженца от русского карательного похода в Польшу, только предыдущего, 1830-31 гг., - который он назвал «Прощание с Родиной». А вместо них из России заселились туда орды колонизаторов-«обрусителей» (русификаторов), привлекаемые получением свободных земель в «Западном крае» и значительными налоговыми льготами от царского правительства. Именно тогда начался в Беларуси тот процесс тотального вытравливания всего национального, беларуского, уничтожения исторической памяти, который в наши дни достиг своей кульминации в лице кремлевской марионетки Лукашенко и его тоталитарного режима...

Средняя Азия тоже была завоевана варварскими колониальными походами русских войск при Александре II, - Бухара в 1869 году, Хива в 1873-м. Разумеется, русские «либеральные» и «демократические» шовинисты, вслед за обычными (имперско-тоталитарными) считают, что присоединение этих государств к Российской империи было для них благом. Впрочем, в СССР не стеснялись праздновать и юбилеи «добровольного вхождения» Кавказа в состав России...

Тут даже нечего и обсуждать, и бессмысленно читать шовинистам мораль и говорить о страданиях завоеванных народов. Для них царь-агрессор, захватчик и империалист, руководитель колониальной экспансии, - это великий «реформатор» и «освободитель». Для покоренных и «освобожденных» - он палач и тиран. О вкусах, как говорится, не спорят. Одно хорошо, - «скажи мне, кто твой друг, и я скажу, кто ты», как говорит русская пословица. Молясь на тирана и агрессора как на «европейского реформатора» и «либерала», русские «либералы» и «демократы» наглядно показывают истинную цену своей «демократии» и своего «либерализма»...

Нынешняя Россия - это некая жуткая смесь, винегрет из царских и советских «духовных ценностей». В частности, по прошествии полувека со дня смерти Сталин был объявлен русскими «патриотами» «самым великим русским императором», а уж наследником русских царей и их колониальных захватов он называл себя сам еще при жизни. Все здесь перемешалось, как в кошмарном сне, - еще в 1991 году официально объявлена правопреемственность РФ одновременно с Российской империей и СССР; все захваты обеих империй признаются «неотъемлемой частью России»; все когда-либо подписанные ею договора соблюдаются только в той части, в которой они выгодны Москве; официально чествуются каждое 23 февраля «защитники отечества» из Красной армии - и ставятся памятники Колчаку и Деникину; а на Красной площади мирно уживаются восстановленный православный собор и некрополь воинствующих большевиков, разрушивших его в 30-е годы. Звонят церковные колокола, развеваются красные флаги, и «трудящиеся» после торжественного молебна по случаю пасхи идут всей толпой прямо на первомайскую демонстрацию...

Но есть, есть одна действительно великая и святая традиция в «исторической России». Традиция, которая актуальна всегда, - и при царях, и при большевиках, и для «православного царства» обрусителей, и для «демократической республики» геноцида и колониализма.

Это - русская традиция тираноборчества. Тираноубийства, если не бояться назвать вещи своими именами. Из эпохи Александра II дошло до нас две великих даты: 1876 год - первая в России свободная демонстрация в Петербурге, перед Казанским собором; и 1881 год - героический акт возмездия тирану и палачу от революционной русской молодежи... От Каракозова, Халтурина, Желябова, Гриневицкого, Савинкова, Каляева; через Фанни Каплан, через Ильина (1969 год, стрельба по машине Брежнева) и Шмонова (едва не застрелившего в 1990 году Горбачева) - тянется эта традиция к нам и вдохновляет на подвиги молодежь. Пусть этот путь и не мог дать гарантии результата, - освобождения всех колоний, разворота страны из Азии в Европу, от диктатуры к свободе, - но все же бесстрашие, мужество и высочайшая жертвенность этих людей не могут не вызывать восхищения. Этот тот единственный огонь, который действительно стоит взять из прошлого. Все остальное прошлое России - это мертвый пепел тирании, тоталитаризма, агрессии и геноцида.

Можно надеяться на Гаагский трибунал будущего, - вопреки сегодняшней очевидности. На завтрашний «Международный трибунал по бывшей России», чаемый лучшими представителями русской интеллигенции уже давно, еще с первой русско-чеченской войны. Но увы - радужные надежды времен перестройки давно развеялись «как сон, как утренний туман». Стало ясно, что ИМ (Западу) мы не нужны, вместе со всей нашей свободой и правами человека. ОНИ ничего не будут иметь против, если нашу робкую, едва пробившуюся ростком сквозь тоталитарный асфальт свободу снова затопчет кованым сапогом очередной тиран, - будь то ефрейтор, подполковник или целый генерал. Вот такой вот - с рыбьими, ничего не выражающими, оловянными глазами, плешивый и с внешностью облезлого хорька. Потому что от этого хорька, в обмен на нашу свободу, Запад получит две важнейших вещи: нефть и газ, чтобы было чем отапливать свои города; и - еще важнее - «гарантии стабильности». То есть, плешивое отродье, сидящее в Кремле, за закрытие глаз на его преступления внутри России гарантирует Западу, что на его (Запада) территорию не прилетит никакая случайная ядерная ракета, не принесет ветром пепел взорвавшейся от неосторожного попадания АЭС и никакое радиоактивное облако не приплывет с Востока и не прольется дождиком над Парижем и Брюсселем...

Вот и все. Запад предал всех - и чеченцев, и русских, и еще сотню других покоренных русскими народов, содержащихся сейчас в «Российской Федерации» как в одном большом лагерном бараке. Запад, конечно, искренне сочувствует нашей свободе, в душе он целиком и полностью за права человека, - вот только дешевый газ и дорогую стабильность он ценит неизмеримо выше, и поэтому судить пУТИНА и его банду в Гаагском трибунале никогда не станет. По крайней мере, до тех пор, пока РФ формально существует, - он даже не будет (на официальном уровне; в прессе, партиях и парламентских фракциях - сколько угодно!) требовать выдачи этой кровавой банды в Гаагу.

Значит, остается действовать самим. Действовать так же, как и тогда, 125 лет назад. Теми же - единственно надежными - методами. Недаром лимоновцы в своих листовках постоянно подчеркивают, что пУТИН ощущает себя как новый царь, а его режим - это типичное самодержавие...