П - У - Т - И - Н = Проект Утилизации Территории И Населения

АРКАДИЙ БАБЧЕНКО. О новой реальности, в которой есть «дело Сети» и нет «доброго инопланетянина»

Самая главная ошибка, которую может сейчас совершить российский оппозиционер, да даже не оппозиционер, а просто человек относительно европейских взглядов, да даже не европейских, а хотя бы банально способный к когнитивному восприятию информации, — это сидеть и ждать, когда всё исправится.

Надеяться, что крымнашевский морок пройдет, войну закончат, Донбасс отдадут, из Сирии войска выведут, Конституцию переправят обратно. Бешеный принтер превратят вновь хотя бы в относительно адекватный парламент. Эфэсбешников загонят обратно за рамки, сами рамки в метро снимут, и система вернется в состояние времен доброго дедушки Ельцина со свободой и пусть кривой, косой, но демократией. Ведь каждому разумному человеку очевидно, что сегодняшний день — это психическое отклонение в жизни страны. Это ненормальное состояние общества. И если мы будем писать об этом в фейсбуке и громко кричать «Сатрапы!», то кто-то — кто? — нас услышит, придёт, прочитает, ужаснется: да, действительно, тут все башкой поехали, действительно, сатрапы. И все исправит обратно.

Кем может быть этот большой, хороший, сильный и добрый волшебник, совершенно непонятно. Внеземная превзошедшая нас в развитии цивилизация, которая спустится в голубом вертолете? Это из области иррациональных детских ожиданий, когда ты знаешь, что прав, но сам со своими обидчиками ничего сделать не можешь, и тогда надо всё объяснить взрослым, и они все поймут и исправят. Но надежда на это неизбывна.

Друзья мои. Поймите, наконец, главное. Всё происходящее сегодня в стране и со страной — это не временный откат. Не эксцессы исполнителей. Не заблуждение. И не ошибка. Это — новая, целенаправленная политика нового государства. Нового Рейха, в который превращается Россия. Мир изменился. И таким, каким он был раньше, он уже не будет. Всё. Забыли. Проехали. Та, правильная в нашем представлении, реальность осталась в прошлом. Начинается другая. Новая.

И никто не придет и ничего уже не исправит. Взрослые люди уже пришли и все переделали. Только они были не добрые, а — злые.

Дело «Сети» — дело уже совершенно сталинского порядка. Во всём. От шаламовских сроков — а Варлам Тихонович отсидел именно восемнадцать — до обвиняемых: студентов-анархистов, средний возраст которых 23–24 года. Пыток и самого обвинения. За разговоры. Просто за разговоры. Там больше вообще ничего не было. Дело фальсифицировано полностью. Организация подставная. Факт пыток доказан.


Осуждённые по «делу Сети». Приговорены к срокам от 6 до 18 лет

Восемнадцать лет лагерей в таком возрасте — это всё. Это полностью уничтоженная жизнь. Это фактически растянутая смерть. На этой фотографии — фактически уже убитые люди. О том, что с этими улыбающимися молодыми людьми будет через шесть-семь лет, во что они превратятся через шесть-семь, а тем более восемнадцать лет, писать уже никто не будет.

Как уже единицы пишут сейчас о Сергее Мохнаткине, лежащем в тюремной больнице со сломанным позвоночником и дырой в спине. Жуткие фотографии, казалось бы, немыслимые в двадцать первом веке. И это никак уже не исправить.

Восемнадцать лет — это конец. Это сел в двадцать четыре — вышел в сорок два. Это полностью уничтоженная жизнь. Родители — или старики, или уже умерли. Жилья нет. Семьи нет. Детей нет. Денег нет. Здоровья нет. Зубов нет. Почек нет. Волос нет. Профессии нет. Образования нет. Все твои навыки совершенно неприменимы. Умение заваривать чифирь, избегать шмона и шить рукавицы на воле абсолютно не нужно. А больше ты ничего не умеешь. И уже не научишься. Уже ничего не накопить. Не завести. Не родить. Не прожить.

Те, кто сел 18 лет назад, не знают, что такое смартфон и планшет. Мне сейчас сорок два, и я совершенно не могу представить, как бы я сейчас был полностью один, нищий, с уничтоженным здоровьем, отставший от мира на двадцать лет жизни.

Седьмого февраля 1952 года в Москве начался судебный процесс. Были арестованы шестнадцать человек. Восемнадцати- и девятнадцатилетние юноши и девушки. Которые еще школьниками ходили в литературный кружок в районном дворце пионеров. Там познакомились, поругались с педагогом, которая на них потом в итоге и донесла. Ушли, хлопнув дверью, организовали свой собственный литературный кружок дома у Бориса Слуцкого, наугад прочитали там один из томов Ленина, поняли, что тот Ленин, которого им преподают в школе, и тот, который в первоисточниках, — разные вещи. И назвали свои дальнейшие литературные посиделки «Союзом борьбы за дело революции». Их обвинили в измене Родине, в создании террористической организации, в подготовке убийства Маленкова.

Бориса Слуцкого расстреляли. Евгения Гуревича расстреляли. Владилена Фурмана расстреляли. Двоим было девятнадцать лет, одному — двадцать. Еще десятерым дали 25 лет, троим — десять. Докажите мне, что это дела не одного порядка.

Как и полтора года сидящая в СИЗО Антонина Зимина, которая выложила фотографии со своей же собственной свадьбы в интернет, а на них оказался сотрудник ФСБ. И которой теперь инкриминируют государственную измену и грозят двадцатью годами лагерей. Да, безусловно: если ты пьёшь с ворами, опасайся за свой кошелек. А если пьёшь с фсбшниками, опасайся за свою свободу. Но сути это не меняет.

А суть в том, что весь этот ад — это не ошибка. Не сбой системы. Не глупость, не крючкотворство и не дуболомство унтеров Пришибеевых. Это — её новое направление. Квантовый скачок произошел, и она перешла в новое энергетическое состояние. Теперь будет — так.

Вы можете сколько угодно писать на заборе Варшавского гетто «Сатрапы!», «Фашисты!» и «Сволочи!». Но если при этом вы продолжаете вести прошлый образ жизни и всё ждать, что с неба спустится инопланетянин в голубом вертолете и «стены рухнут», то вы — наивный идиот.

Даже в прошлой каденции бешеного принтера всё же сложно было представить, что в нём будет партия Прилепина-Чичерной-Охлобыстина с откровенно уже захватническими имперскими лозунгами и разговорами о том, что убивать людей — это нормально.

Каждая новая каденция — хуже предыдущей. Это закон разрушающегося общества. Не рухнут. Сатрапов никто не накажет. Свободу вам никто не вернет. Теперь — их власть. И ваша жизнь и как минимум свобода находятся в прямой зависимости от скорости осознания того, что мир изменился. Чем быстрее вы это поймёте и чем быстрее начнете выстраивать стратегии своего дальнейшего существования именно из этого понимания, а не из сидения и ожидания, когда все станет так же, как и было, тем больше у вас будет шансов остаться живым и на свободе.

Миропорядок, построенный государствами-победителями после 1945 года на основании всеобщего консенсуса наций о нерушимости границ, верховенстве права, недопустимости геноцида, права наций и прочих принципов ООН, закончился в две тысячи четырнадцатом году. На его место идет новый миропорядок. В России он уже установился прочно, ящик Пандоры был открыт именно в этой стране, и закрыть его обратно уже не получится. А теперь его ростки начинают проклёвываться и в других местах планеты. И этот миропорядок будет явно не таким травоядным, как предыдущий.

В конце концов, да, безусловно, в очередной раз всё опять закончится тем же, чем заканчивалось всегда. Новые страны-победительницы выстроят новый миропорядок на основе нового консенсуса наций. Но весь вопрос в том, сколько жизней будет уничтожено до этого. Сколько судеб разрушено и сколько новых Богучанских ГЭС будет выстлано телами новых политзеков.

Ваша задача — не попасть в их число. Бегите, глупцы.

Аркадий Бабченко, специально для M.News World

https://mnews.world/ru/eto-rastyanutaya-smert-arkadij-babchenko-o-novoj-realnosti-v-kotoroj-est-delo-seti-i-net-dobrogo-inoplanetyanina/